forkredit.com | swedtalk.com | | finntalk.com

 

      Единственная возможность добиться возбуждения уголовного дела в сфере экономики в отношении недобросовестного контрагента– активно содействовать в доказывании каждого из элементов совершенного в отношении потерпевшего преступления. То есть фактически доказывать очевидность преступления, его следственную и судебную перспективу. Поэтому самой значимой проблемой российской уголовной юстиции, на наш взгляд, является защита интересов потерпевшего(добросовестного участника гражданского оборота) на этапе проверки сообщения о преступлении


     Под знаком риска Добросовестность участников гражданского оборота предполагается. Эта норма закреплена в п. 5 ст. 10 ГК РФ. И не требуется специальных знаний в области права, чтобы ее осознать. Практическое значение этой нормы права также понятно: участник гражданского оборота вправе полагать (не забывая при этом о должной степени осмотрительности), что его контрагент действует и будет действовать добросовестно. Проявление недобросовестности участника гражданского оборота должно наказываться. И правовые механизмы этого в России существуют.

 

     Обычно участники гражданского оборота изменяют принадлежащий им массив гражданских прав и обязанностей, достигают собственных целей посредством совершения и исполнения сделок. В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Исходя из определения договора, данного в п. 1 и3 ст. 154 ГК РФ, для его заключения необходимо наличие согласованной воли сторон такого договора. Воля стороны договора направлена на достижение цели соответствующей стороны. Будь то приобретение/отчуждение имущества/прав, выполнение работы/получение ее результата или иная цель, направленная на изменение массива законных гражданских прав и обязанностей контрагентов сделки.

     Что происходит, если воля одного (добросовестного) участника гражданского оборота направлена на достижение одной из указанных ранее целей, а воля другого(правонарушителя) – направлена на обращение в свою пользу(или пользу третьих лиц) имущества контрагента, причинение ему имущественного вреда, а равно иную противоправную цель. Действия правонарушителя явно не соответствуют процитированному ранее предписанию ст. 10 ГК РФ, а добросовестный участник гражданского оборота(потерпевший) кроме недостижения своей цели претерпевает и иные негативные последствия, связанные со злона-меренным нарушением его прав.

     Очевидно, что любая предпринимательская деятельность основана на риске, однако риск совершения преступления в отношении добросовестного участника гражданского оборота, действовавшего с должной степенью осмотрительности, не предвидеть, не предотвратить нельзя, если правонарушитель, создавая видимость вступления в нормальные гражданские правоотношения, имеет цель– достижение преступного результата.

     Как установлено действующим гражданским законодательством России, обязательства, в том числе возникшие из договора (ст. 307 ГК РФ), должны исполняться надлежащим образом и в соответствии с условиями обязательств(ст. 309 ГК РФ). Однако, в случае если фактическая воля правонарушителя, в отличие от зафиксированной в договоре, направлена на достижение противоправной цели, обязательство такого контрагента исполнено не будет.

    Для добросовестного участника гражданского оборота становится крайне важно определить причину неисполнения обязательств контрагентом. Возможно, это следствие ошибки при осуществлении предпринимательской деятельности, а может быть, действия контрагента специально были направлены на достижение противоправного результата. Другими словами, совершен ли деликт в отношении добросовестного участника делового оборота, или он стал жертвой преступления. От указанной квалификации зависит, кто конкретно подлежит привлечению к ответственности и к какой. В том случае, если потерпевший убежден в наличии в действиях контрагента гражданско-правового деликта, он вправе рассчитывать на возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ), применение к правонарушителю таких мер ответственности, как неустойка(ст. 394 ГК РФ), взыскание процентов за пользование чужими деньгами (ст. 395 ГК РФ).

     Однако, если по отношению к потерпевшему совершено преступление, последний вправе требовать применения к виновному мер уголовно-правовой ответственности. Эти меры хотя и ограничивают возможность требовать возмещения упущенной выгоды и договорной неустойки, однако являются более суровыми и помимо целей ответственности, следующих из гражданского законодательства России, преследуют цели восстановления социальной справедливости, а также цели исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ).

 

Роль потерпевшего

 

     Очень часто преступления в сфере экономической деятельности совершаются путем придания им видимости действий в рамках обычного течения гражданского оборота. Составляются документы, содержащие все существенные условия обязательств сторон. Правонарушителем выдаются в подтверждение исполнения потерпевшим встречных и иных аналогичных обязательств документы (расписки, акты и т. п.). Поэтому сложностей в защите прав потер-певшего в суде в рамках гражданского судопроизводства до момента исполнения судебного решения, как правило, нет.

     Но с исполнением судебного акта, принятого в пользу потерпевшего в рамках гражданского судопроизводства, обычно возникают проблемы. Представляется очевидным, что недобросовестный участник гражданского оборота, воля которого при совершении сделки и/или при неисполнении обязательства была направлена на совершение преступления, изначально предполагает возможность обращения потерпевшего в суд. Однако правонарушитель относится к такому развитию событий безразлично, поскольку реальная возможность воспользоваться преступным результатом своих действий предполагает защиту та-кого результата от гражданско-правовых притязаний потерпевшего.

     Таким образом, именно потерпевший в момент возникновения спора должен определить единственно верную стратегию защиты собственного интереса и исходя из имеющейся у него информации либо реализовать предусмотренные ст. 11–14 ГК РФ способы за-щиты своих гражданских прав, либо заявить о совершении в отношении него преступления.

      Причем зачастую этот выбор потерпевший может сделать без ущерба для собственного интереса только один раз.

    Предположим, добросовестный участник гражданского оборота убежден в том, что в отношении него было совершено преступление в сфере экономической деятельности. Он обращается с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. Потерпевший, как правило, не располагает механизмами, позволяющими доказать каждый элемент совершенного в отношении него преступления, и в любом случае не может такие доказательства облечь в надлежащую процессуальную форму. И именно поэтому на стадии проверки сообщения о преступлении он полностью зависит от воли и иных аналогичных качеств должностного лица правоприменителя.

     Как установлено ч. 1 ст. 144 УПК РФ, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной УПК РФ, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения.

    Уголовно-процессуальный закон предоставляет этим лицам возможность при проверке сообщения о преступлении получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении опера тивноразыскных мероприятий.

 

Неочевидные преступления

 

     В соответствии со ст. 146 УПК РФ уголовное дело возбуждается при наличии повода и оснований к та-кому возбуждению. Поводом для возбуждения уголовного дела в данном случае будет являться заявление потерпевшего о совершении в отношении него преступления, а основанием– наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления(ч. 2 ст. 140 УПК РФ).

     Следовательно, единственной задачей должностного лица, проверяющего заявление потерпевшего о совершении в отношении него преступления, является установление наличия достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

     Но термин«достаточность данных, указывающих на признаки преступления» допускает неопределенно большое усмотрение правоприменителя.

     И именно в этом кроется основная проблема российской уголовной юстиции в области защиты законных интересов потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельности.

     В одном из телевизионных ток-шоу доктор юридических наук, профессор Академии управления МВД России П. Скобликов абсолютно серьезно убеждал аудиторию в том, что ничего страшного нет для правосудия в таком ничтожном проценте вынесения оправдательных приговоров, который де-факто есть в России. Дес кать, система уголовного процесса в нашей стране построена по другим принципам, что 75% уголовных дел отсеиваются, то есть не возбуждаются на этапе принятия решения о возбуждении/ невозбуждении уголовного дела (читай– органом дознания), какая-то часть прекращается на следствии… Из этого(в контексте выступления Скобликова) следует, что до суда доходят уголовные дела, по которым у правоохранительных органов нет сомнений в вине определенных лиц. Это означает, что фактически вывод о вине делает не судья– юрист макси-мальной квалификации, а оперуполномоченный, участковый или следователь/дознаватель.

     Оказывая правовую помощь, практикующие адвокаты могут с большей или меньшей вероятностью рассчитывать на достижение нужного собственному доверителю результата. Однако из приведен-ной статистики при прочих равных условиях выходит, что добиться возбуждения уголовного дела, представляя интересы заявителя (де-факто потерпевшего), статистически в три раза сложнее, чем представляя (де-факто защищая) лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности, добиться отказа в возбуждении уголовного дела.

    Необоснованно большое усмотрение в определении достаточности данных, указывающих на при-знаки преступления, в совокупности с другим критерием оценки успешности деятельности правоохранительных органов– снижением количества преступлений и увеличением числа раскрытых преступлений– порождают следующую негативную закономерность.

    Возбуждаются уголовные дела об очевидных преступлениях. В возбуждении уголовных дел о неочевидных преступлениях отказывают. Преступления в экономической сфере, когда действительная воля одного из участников оборота была направлена на достижение противоправной цели, когда таким участником правоотношениям придана видимость обычного осуществления хозяйственной деятельности, – не очевидны. Причину названной закономерности мы видим в необходимости постоянного, каждодневного подтверждения соответствия занимаемой должности должностного лица правоохранительного органа, рассматривающего сообщение о преступлении.

     Речь не идет о поощрении за раскрытие преступления, поощрении по службе или служебной награде. Или преступления должны раскрываться (то есть уголовные дела должны быть возбуждены или в возбуждении уголовных дел должно быть отказано по нереабилитирующим основаниям), что влечет за собой увеличение статистической информации о раскрытых преступлениях и свидетельствует о качестве работы правоохранительного органа. Или необходима констатация того, что преступления нет(то есть должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела), что статистически свидетельствует об отсутствии роста количества преступлений (уровня преступности).

    В первом случае статистически– да, преступления совершаются, но они раскрываются. Правоохранители работают качественно. Во втором случае– рост числа зарегистрированных преступлений не происходит. Правоохранители также работают качественно– статистически не повышается количество совершенных в регионе преступлений. В идеале должна была бы наступить 100%-ная раскрываемость. Однако этого не происходит по объективным причинам. Реализация этой закономерности на практике приводит к необоснованно длительным срокам проверки сообщений о преступлении в сфере экономической деятельности, проведению необоснованно большого количества мероприятий в рамках такой проверки и вынесению в итоге в75% случаев постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

     Плохую службу для добросовестного участника гражданского оборота, в отношении которого совершено преступление, может со-служить решение суда по гражданскому делу, за получением которо-го обратился потерпевший, не верно квалифицировав отношения между ним и правонарушителем в качестве гражданско-правовых. Такого рода решение суда позволяет правоприменителю отказывать в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия состава преступления, ссылаясь на наличие между участниками гражданских правоотношений.

     В заключение хотелось бы отметить следующее. На современном этапе развития национальной уголовной юстиции основная проблема защиты интересов добросовестного участника гражданского оборота, потерпевшего от преступления, возникает на стадии проверки сообщения о преступлении. И единственной возможностью добиться возбуждения уголовного дела в сфере экономики является активное содействие в доказывании каждого из элементов совершенного в отношении потерпевшего преступления, то есть фактически доказывание очевидности преступления, его следственной и судебной перспективы.

    Устранение же этой проблемы возможно только тогда, когда появится фактическая возможность безболезненно для должностных лиц-правопримененителей прекращать возбужденные уголовные дела по реабилитирующим основаниям и выносить оправдательные приговоры.

 

"ЭЖ-Юрист"

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

№15 Апрель 2015

Артем Крылов, адвокат, управляющий партнер
адвокатское бюро «Крыловы и партнеры»